МЭО -
Обучение в условиях
ДИСТАНТА

Онлайн-образование берут на бюджет

Программу ведут Алла Волохина и Вячеслав Коновалов.

Минкомсвязь предлагает выделить субсидии до 300 млн рублей образовательным онлайн-сервисам. По мнению министерства, им не хватает средств для ставшего актуальным в период пандемии масштабирования, что подтверждают и сами компании, отмечая недостаток частных инвестиций. В Минфине же при этом опасаются, что, как пишет «КоммерсантЪ», вместо образовательных платформ деньги могут получить развлекательные и игровые сервисы.

Почему у Минфина есть такие опасения? Я прочитала, что отбирать проекты смогут Российский фонд развития информационных технологий, Фонд «Сколково», Российская венчурная компания и Фонд содействия инновациям. В этом процессе могут быть какие-то лазейки? Или Минфину просто жалко денег?

Александр Кондаков: Минфин – организация очень опытная и очень знающая, поэтому, честно говоря, я опасения Минфина разделяю. Тут важно понять, как организован этот процесс. К сожалению, мы живём в стране, в которой мы не один раз наблюдали, каким образом распределяются деньги и куда они попадают. В общем, совсем не на те цели, на которые были предназначены.

Если исходит из этих соображений, тогда лучше деньги вообще никому не давать?

Александр Кондаков: Это тоже неправильно. Главное, как было уже сказано, здесь – учёт и контроль. Надо контролировать сам процесс отбора компаний. И самое главное – расходование средств. Эти механизмы у нас в стране достаточно плохо работают, поэтому, если эта история получит своё дальнейшее продолжение, а было бы очень правильно, если бы она продолжилась, организовать продолжение не так сложно, не знаю, имеет ли смысл распылять деньги между четырьмя компаниями? Или имеется в виду отбор их ними.

С 6 апреля все школы страны перешли на работу в режиме удалённого доступа. Это была своего рода шоковая терапия для образования. Я думаю, что даже сейчас очень многие люди кто за голову хватается, кто ехидно улыбается. Я сам тоже дед пяти внуков и наблюдаю за их обучением в удалённом доступе. Не справилась система образования, к сожалению, с этим делом. А зачастую не справились и сами цифровые компании. Но если вы возьмёте крупнейшие цифровые образовательные платформы, то мы ещё в конце марта объявили о том, что открываем бесплатный доступ для потребителя. То есть, фактически уже в течение двух месяцев значительная часть школ страны работает на бесплатных ресурсах. Понятно, что бесплатный сыр, вы знаете сами, где бывает. Для нашей компании это серверы, дополнительные кадры, дополнительные усилия по технической поддержке, потому что много было технических проблем. Ну и так далее. Поэтому лучше было бы восполнить те потери, которые компании понесли. Мы все читаем о том, какая поддержка обещана и оказывается компаниям, которые работают в критичных секторах экономики. В данном случае было бы справедливым оценить работу и тех компаний, которые взяли на себя предоставление бесплатных услуг, понимая, в каком сложном положении оказались дети, школы и т.д.

Существует ли в России правовое регулирование онлайн-образования?

Александр Кондаков: На самом деле правовое регулирование существует. Есть статья 16 Закона об образовании, в которой всё достаточно подробно описано. И есть 152-й ФЗ «О защите персональных данных». Мы ведь с вами не будем обсуждать тему открытости персональных данных наших детей, а вместе с ними и наших семей западным платформам. А это серьёзная угроза безопасности и лично людей, и общества, и государства. То есть, нормативного регулирования на самом деле вполне достаточно имеется. Другое дело, что его надо развивать, его надо углублять.

О чём ещё хотелось сказать. Как всегда, два месяца кризиса порождают быстрое движение вперёд. Появляются какие-то прорывные решения, которые позволяют быстро двигаться и решить какую-то сложную проблему и т.д., на что раньше уходили годы. Это не смешно. Истории онлайн-образования в России уже больше 20 лет. И где результаты? Огромные деньги были потрачены. И программа «Государственное образование», и первый национальный проект, и второй национальный проект второй и т.д. На поверхности оказалась эффективность всех этих огромных государственных программ, в том числе тех, которые реализуются в рамках последнего майского указа президента.

Мы как производители этого контента, как люди, которые создают эти цифровые платформы, а у нас у всех за плечами огромный опыт, я, например, прошёл путь от учителя школы до заместителя министра образования России, был директором издательства «Просвещение», очень хорошо понимаем, как это развивается. За эти два месяца мы увидели, каким образом цифровое образование должно быть организовано лучше и более эффективно. Ведь не перед «Зумом» же сидеть в течение шести часов каждому ребёнку. Это же колоссальная эмоциональная нагрузка. Сколько мы очкариков получим к июню из детей, которые сидели и за этим всем наблюдали на экранах телевизоров. И сейчас, конечно, нужно поддержать те компании, которые оказались наиболее эффективными с точки зрения пользователя в развитии контента и образовательных платформ. Понятно, что это новая методология образования. На наших глазах образовательная революция совершилась просто в один день – 6 апреля.

Окончание беседы можно послушать на «РАДИОРОССИИ».